Модный обзор

Кто диктует моду на дырявые джинсы

- Мария, как оставаться собой и, в то же время, следовать моде?
- О, это краеугольный камень моды всего двадцатого века, да и сегодняшний день не является исключением. Здесь важно не игнорировать социокультурную ситуацию, из которой вытекают все тренды, указывающие нам, кем быть. Я считаю очень важным умение находить связь между модой и событиями окружающего мира. Ни в коем случае не стоит бездумно копировать картинки из глянцевых журналов; нужно учиться грамотно сочетать вещи. А в формировании собственного стиля важную роль играет самоидентификация. Необходимо осознавать, что вы собой представляете, адекватно себя оценивать, то есть, разбираться в себе.
- Развивая тему влияния культурной среды на fashion-индустрию, не могу не спросить: а чем вызвана сегодняшняя мода на субкультуры?
- Эта тенденция - мода на стиль хиппи или на грандж — сейчас, действительно, наиболее ярка. Хотя популярна она еще с 50-х годов двадцатого века. Baby boom 40-х годов определил поколение шестидесятников: в то десятилетие молодежь правила бал во всех сферах человеческой деятельности, в том числе и в моде. Сейчас мы обращаемся к субкультурам, зародившимся во второй половине 20-ого века, потому что молодость считается эквивалентом успеха, залогом самореализации и перспектив. Молодежь не отягощена стереотипами прошлого, а ведь только чистое, незамутненное, свободное от негативного прошлого сознание способно создать что-то новое. Поэтому наш образ тоже становится молодежным.
Если говорить непосредственно о грандже, который актуален уже не один сезон, то здесь стоит отметить не столько влияние молодежи, сколько - кризиса. Грандж - это игра в бедность, феномен «донашивания», ставший ответом моды на события в мире на витке кризиса.
- А стили субкультур всегда приходят на подиум с улиц, как это происходило в 60-х, или, наоборот, нисходят сверху?
- Продолжается движение снизу вверх: молодежь никогда не любила копировать своих родителей, поэтому она ищет себя, что выражается и в одежде. Сначала - распространение в молодежной среде, потом - и на подиуме. Например, эстетика готов просочилась на подиум лишь в 90-е, хотя само явления в молодежной субкультуре зародилось намного раньше. Дизайнеры сегодня часто вдохновляются зарождающимися в молодежной культуре течениями.
- Есть мнение, что современная молодежь склонна перенимать буржуазные ценности своих родителей, а хиппизм и грандж - это, наоборот, бунт…
- Да, нельзя отрицать такое явление. Но все же каждому поколению свойственно желание отличаться от своих родителей. Поколение яппи, успешных, несколько тщеславных профессионалов, пришло на смену хиппи. Агрессивные панки были детьми яппи и так далее. Мы видим, как бунтующее поколение сменяется инфантильным, но на смену ему опять придут революционеры. На этом круговороте и строится мир. К тому же, нельзя сказать, что молодежь никогда не копирует образы из глянцевых журналов. Многие перенимают стиль тех же хиппи только из-за моды на это направление, а не из-за понимания идеологии этой субкультуры.
- А насколько адекватным является поведение «вчерашней леди на шпильках», делающей кальку со странички модного журнала и адаптирующей сари и цветистые юбки к своему гардеробу?
- Мы просто не станем говорить о ней в контексте субкультуры хиппи. Быть хиппи и казаться хиппи - совершенно разные вещи. Не вижу ничего странного в том, чтобы копировать стили и при этом не входить в среду. Более странным я нахожу стремление принадлежать к какой-либо субкультуре, потому что это сужает и ограничивает круг представлений о мире. Я вижу в этом нарушение коммуникации в современном мире, ведь сейчас, чтобы выжить, необходимо всем показать свою индивидуальность. Причем, таким образом, чтобы распознавание происходило моментально, это продиктовано нашим скоростным ритмом жизни.
- А как же быть с гранджем, изначально бывшим радикальной формой контркультуры, абсолютно антигламурным явлением? А сейчас подобные вещи носят даже те, кто отношения к этому феномену не имеет. Не выглядит ли это нелепо? Скажем, Курт Кобейн, шагающий по подиуму?
- Так называемый гранджер - человек, вывернутый наизнанку, оголенный до мозга нервных окончаний. По большому счету, грандж - это романтизм. Мы остро чувствуем и воспринимаем все происходящее, а понимание того, что мир несовершенен, нас угнетает. Но это тоже форма романтизма. Поэтому грандж уместен. Если сейчас моден юношеский максимализм, то мы и получаем неохиппи, грандж и образы отступников. Философия гранджа, возникшего в 90-х годах на волне энергетического кризиса, заключается в эстетизации, скажем так, помойки. Тем самым люди хотели показать, что их новый стиль- расплата за бездумные 80-е с его транжирством и стремлению к роскоши. С другой стороны, как и любое модное проявление, стиль грандж направлен на демонстрацию своего успеха и статуса. Просто в данном случае речь идет об успешности, вывернутой наизнанку. Гранджер должен стать лучшим среди аутсайдеров.
- Получается, что кризисы оказывают позитивное влияние на развитие моды?
- Наша культура ретроспективна и, несомненно, циклична. Вся история человечества - это чередование кризисов и взлетов. Послевоенное время, оказавшее сильное влияние на моду, стало периодом кризиса, последующее стимулирование экономики вызвало взлет в культуре. Военный аскетизм привел к потребности в роскоши, что и выразил Диор в своем знаменитом new look. Затем же последовал кризис перепотребления, ставший результатом экономического развития. Мы можем сказать, что мода получает наиболее активное развитие после революций и войн, то есть, витков кризиса. Именно взрывы становятся толчком для развития новых тенденций. Известные дизайнеры зачастую идут по пути использования истории трагедий в костюме для того, чтобы осмыслить произошедшее и хоть немного смягчить весь ужас того, что случается в мире. Например, трагедии в Японии (цунами, землетрясения) повсеместно ввели в моду минимализм японского дизайна, который сегодня так ценится. Трагедия 11 сентября привела на подиум национальные черты американской культуры.
- А какие кризисы, помимо экономического, оказывают влияние на моду?
- Любое событие, происходящее в общественной жизни, политике, культуре, находит свое отражение в моде. Любой кризис рождает новые идеалы в умах человечества. Сейчас, например, общество вернулось к традиционным ценностям, в частности, к созданию семейного уюта. Новые ориентации будут находить воплощение и в материальной культуре. Обращение к семейным ценностям привело к развитию детской моды. Существует единое пространство, связующее экономический и эмоциональный кризисы. Последний и привел к тяге к яркой, либо, наоборот, темной палитре. Поэтому мы видим колористические всплески в моде.
- Возвращение к семье как к традиционной ценности может отразиться на гендерных аспектах в моде?
- Да, заметна тенденция к возвращению традиционных представлений о мужественности и женственности. Мужские образы на подиуме сейчас тяготеют к классике. Нам представляют образ защитника и добытчика: эмоциональная твердость и физическая сила. На смену субтильным юношам приходят зрелые мужчины. Даже возраст моделей стал выше. Этим объясняется и взлет делового и спортивного стиля в мужских коллекциях.
- Получается, моду можно назвать зеркалом нравов эпохи?
- Конечно, через моду можно узнать, чем дышал человек той или иной эпохи. О нас потомки тоже станут судить по костюму.
- А чем же дышит человек нашей эпохи, если мода так часто меняется, что за ней сложно уследить?
- Мы говорим об эпохе свобод: достигнутых, разнообразных, безграничных и беспрецедентных. Именно бесконечность свобод рождает идею о вседозволенности, которая характеризует наше поколение. Между прочим, именно потому, что разрешено все, невозможно дать универсальный модный совет.
- Вы говорите о цикличности культуры, может ли сложиться так, что мы вернемся к неуемному потреблению, погоне за брендами и нарочитой роскоши, которая, казалось бы, осталась в прошлом?
- Естественно, никуда мы от этого не денемся. Возможно, уже через десять или двадцать лет мы вернемся к тому, что видели в 80-х и нулевых годах.
- Мода так и будет продолжать ходить по кругу? Нечто новое вообще может возникнуть?
- Все ломают над этим голову. Цикличность, интерпретационность и ретроспективность властвуют над модой еще с конца девятнадцатого века. А начало эпохи постмодернизма было отмечено становлением культуры переосмысления и поиска самоидентификации. И сейчас мы скорее занимаемся именно осмыслением огромного исторического пласта, который нам достался, проносим все это сквозь призму собственного сознания…
-То есть, постмодерн все еще жив?
- Говорят, что эпоха постмодерна уже завершилась, но он оставил свой след в искусстве и моде, поэтому цитатность, как основная его характеристика, все еще господствует в культуре. Мы можем взять за основу некий образ, по-разному его интерпретировать и каждый раз получать что-то новое. А многовариантивность не дает развиваться новым направлениям. Существует, конечно, такое направление, как концептуальная или авангардная мода. Именно в этой сфере возможно создание чего-то нового. Концептуальной можно назвать бельгийскую школу дизайна, но в то же самое время она является абсолютно «носибельной». По большому счету, мы не нуждаемся ни в чем новом, у нас все есть, а в скафандрах по улицам ходить еще никто не готов…Поэтому никакого костюма будущего пока что на горизонте не видно.
- Кстати, о скафандрах... Иногда на неделях моды можно встретить коллекции, которые очень трудно вообразить вне подиумного пространства…
- Такие вещи являются скорее новыми проявлениями искусства моды, тогда как раньше таковым считалось искусство кроя, мастерство дизайнера. Существуют отдельные направления, которые выносят костюм в пространство. То есть костюм может служить предметом интерьера или выступать в роли выставочного экспоната, но не быть носибельным. А его уже будут переосмыслять, создавая вещи, выполняющие свою традиционную функцию. Авангард скорее может использоваться для создания медийного образа. В метро он вряд ли...

 

Индекс цитирования

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru